[назад] [главная] [следующая]    

 

Банка Без Пряников

Еще в прошлом веке Юлий КИМ и Владимир ДАШКЕВИЧ написали мюзикл о самой известной врунье на свете. Пеппи Длинныйчулок попрыгала по сцене Московского театра Сатиры, потом допрыгала до экранов телевизоров, а недавно Пеппи заскочила на сцену ТЮЗа.

Замыслы у главного режиссера Алтайского театра драмы Владимира ЗОЛОТАРЯ, уже поставившего у нас в городе Укрощение строптивой, были глобальные и похвальные. Пеппи это любой из нас, когда нам надоедает повседневность, считает он. И захотелось ему дать здоровенный щелбан обыденности, порадоваться необычному, устроить праздник детства для осунувшихся от забот взрослых.

Жанр мюзикла выбрали, конкурируя сами с собой чтобы доказать, на что они способны, продвинуться в техническом развитии. Для танцевальных номеров пригласили хореографа Ирину ТКАЧЕНКО, создателя модернбалета Пространство любви, главного балетмейстера Алтайского театра драмы. Ирина с радостью работала с нашими безумно натренированными актерами. В меньшей степени мы ставили задачу блеснуть, в первую очередь рассказать человеческую историю. Важно на фоне красочной картинки не потерять человеческое, а это сложно, рассказывал режиссер.

Как бы это помягче сказать, но результат не вполне соответствует замыслу. Мало пока вызова, мало необычности, мало детскости, мало раскрепощенности и заводной энергии.

Героиню играет Алеся МААС, вчерашняя студентка ЕГТИ, первый сезон работающая в театре, в прошлом году получившая приз Надежда Браво! на ежегодном фестивале лучших театральных премьер. Алеся маленькая, но не худощавая, с широкой улыбкой, ее героиня с рыжими кудряшками в хвостиках вместо косичек, в одинаковых полосатых чулках, пацанистая, но не отчаянно смелая. Она хорошо поет и легко танцует.

Мюзикл вариации на тему книги Астрид Линдгрен. В нем появились новые персонажи, из которых очень удачный Фру Мороженщица (Елена СТРАЖНИКОВА), низким голосом пропевающая свой лейтмотив, при этом изысканно выделывая кренделя ногами и везя тележку с мороженым. Пожалуй, первый и почти единственный смешной момент выманивание Пеппи у мороженщицы десяти килограммов холодного и сладкого, потому что ей чересчур жарко и горько, с помощью Томми и Анники, подражающих Пеппи.

Практически не осталось забавных и удивительных приключений Пеппи, ее бесконечных выдуманных историй. Этот камушек, конечно в огород либреттиста Юлия Кима. Но хотелось, может быть, увидеть даже не столько приключения Пеппи, сколько ощутить общий дух необыкновенного задора, веселья, игры не по чужим правилам, радости жизни, умения видеть в каждой жестяной консервной банке замечательную Банку Без Пряников

Антонина ЗЕМЛЯНОВА. Фото: Евгений ЛИТВИНОВ

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[назад] [главная] [следующая]

Детям виднее

Больше всего меня порадовали дети они не спешили в буфет, едва дождавшись антракта, не торопились покинуть зал в финале и дружно аплодировали артистам. Эту публику не проведешь и чего стоят все наши рассуждения в сравнении с радостными улыбками и смехом детворы? Это мы понимаем, что фиги в кармане в адрес Системы, на что Юлий Ким был мастер, нынче способны вызвать лишь ностальгическую улыбку, а им, родившимся в девяностых, до наших воспоминаний и дела нет.

Против какойтакой рутины протестовать современной Пеппи? Разве способны ее бесшабашные выходки поразить когонибудь сегодня? Постановщики актуализировали материал с известным изяществом. Олег ГОЛОВКО минимальными средствами выстроил на сцене аккуратный городок, яркий конструктор, которым управляют два поворотных круга, превращая его то в корабль, то в цирковую арену, то в улицу, которая сама ложится под ноги героям. Костюмы Светланы ЛЕХТ под стать декорациям яркие, веселые. Не город мечта, живи и радуйся. Полицейский здесь вполне добродушный малый, учителя не такие уж строгие можно и с уроков удрать. Но режиссер Владимир Золотарь находит слабое место в идеализированной картинке респектабельного буржуазного мира первый свой нелогичный поступок Пеппи совершает, обменивая замечательную подзорную трубу всего лишь на тележку с мороженным (настоящий шок для рачительного взрослого зрителя!), а потом пуще того уступает свой дом проходимцу Стефенсену за сомнительные двести крон.

И зритель начинает понимать, что есть еще простые радости за пределами рационального, аккуратного и безопасного мира, который мы так старательно выстраиваем вокруг себя: радость искреннего чувства, радость непосредственности. Театру удалось уловить этот мотив и создать спектакль, после которого хочется улыбаться просто так, первому встречному, вопреки хмурой логике жизни.

Алексей ВДОВИН